9:00 - 18:00

Время работы Пн-Пт

+7(495)482-32-03

Позвоните нам

Facebook

Поиск
 

Понятие и сущность рынка интеллектуальных услуг

Московская коллегия адвокатов Благушина и Партнеры > Блог  > Понятие и сущность рынка интеллектуальных услуг

Понятие и сущность рынка интеллектуальных услуг

Сектор интеллектуальных услуг традиционно изучается в трех направлениях:

систематический статистический учет;

прикладные исследования;

концептуальные теоретические исследования.

Соединенные Штаты Америки являются первым государством, которое разработало и внедрило инструментарий статистического наблюдения сектора интеллектуальных услуг [1].

Ежегодное обследование сектора услуг проводится в США с 1982 года.

Особенность подхода статистического исследованию сектора услуг в США, заключается в координации внимания исследователей на финансовых показателях деятельности предприятия. Получаемые в результате исследования сведения дают представление:

о структуре выручки;

об объеме электронной торговли;

об объеме экспорта;

о структуре затрат;

о контролирующих организациях или лицах;

о слияниях и поглощениях.

В отличие от других развиты стран, США не ведут учет данных о количестве занятых в рамках сектора интеллектуальных услуг, о территориальном размещении потребителей услуг, а также о количестве заключаемых сделок в данной области государственного хозяйства. Нельзя не заметить, что США являются чуть ли не единственным государством, которое обладает уникальными статистическими данными о количестве оказанных интеллектуальных услуг, оказанных с использованием сети Интернет.

В европейских государствах также осуществляется сбор статистических данных о секторе интеллектуальных услуг. Однако, исследование сферы услуг в форме его статистического наблюдения, в европейских государствах приобретало актуальность в разное время. Так, Великобритания первой разработала и внедрила систематическое (ежегодное) исследование сектора интеллектуальных услуг еще в 80-е гг. ХХ в.[2]

Во многом сходна структура статистического наблюдения за сектором интеллектуальных услуг в большинстве стран континентальной Европы, а поэтому составляемые статистические данные позволяют получить представление:

о структуре полученных доходов;

о численности лиц, осуществляющих трудовую деятельность в рассматриваемой сфере;

о структуре издержек;

об объемах экспорта и импорта услуг.

В настоящее время в России не проводится ни одного мониторинга, который обхватывал бы все сектора данного рынка. Однако наличествует ряд изучений, посвященных отдельным сегментам исследуемого рынка.

Федеральная служба государственной статистики (Росстат) в рамках федерального государственного статистического наблюдения (ФГСН) систематически представляет сведения из различных секторов экономики, в форме сводных таблиц, которые дают информацию:

о издержках;

о количестве совершенных сделок;

об объемах полученного дохода;

о распределении предприятий в рамках территории государства;

о количестве предприятий;

о формах собственности предприятий (в соответствии с кодамиОКФС) [3].

Таким образом, различия в статистическом изучении рынка интеллектуальных услуг в России и за рубежом проявляются в следующем:

финансовые (экономические) характеристики: структура дохода, количество издержек, объем экспорта и импорта услуг, являются первоочередными объектами изучения при статистическом наблюдении за рубежом;

количественные характеристики (количество предприятий, численность рабочих, распределение предприятий по территории государства) выступают в качестве первостепенных объектов статистического наблюдения сектора интеллектуальных услуг в России.

Справедливо заметить, что практика статистического наблюдения за предприятиями сферы услуг, принятая в России, значительно отличается от аналогичной зарубежной практики.

Делая обзор прикладных исследований рынка интеллектуальных услуг, необходимо наименовать известного ученого Фрица Махлупа, автора самого термина «экономика знаний», который в своей работе 1962 г. сосредоточил внимание на деловых услугах [4].

Ученый анализировал корпорации, которые продают знания, касающиеся области «профессиональных услуг»: юридических, инжиниринговых, бухгалтерских, аудиторских и медицинских.

Рынок интеллектуальных услуг в России получил свое зарождение в начале 90-х годов. Связано это с кардинальными преобразованиями в политической и экономической сфере, выразившимися в формировании класса частных собственников и зарождением предпринимательства.

Появление частной собственности и зарождение предпринимательства породило спрос на услуги, необходимые для нормального функционирования и развития этих институтов, что и способствовало появлению и поступательному развитию в государственной экономике рынка знаниеемких услуг и продуктов.

В современных экономических реалиях преумножение частного капитала возможно лишь путем принятия экономически обоснованных и выверенных решений, которые возможно получить лишь при наличии сформированного и динамично развивающегося рынка интеллектуальных услуг.

Рынок интеллектуальных услуг –это совокупность экономических отношений, возникающих между производителем интеллектуальной услуги и ее покупателем, в связи с заключением ими гражданско-правовых договоров по поводу предоставлению интеллектуальных услуг.

Рынок интеллектуальных услуг России – это рынок, на котором хозяйствующие субъекты производят интеллектуальную услугу или интеллектуальный продукт.

В современной России рынок знаниеемких услуг и продуктов в достаточной степени еще не сложился [5]. Отечественные производители знаниеемких услуг и продуктов ориентированы приоритетно на осуществление своей деятельности на внутригосударственном уровне и ее расширение в пределах государственной территории.

Интеллектуальная услуга– это продукт интеллектуальной деятельности, основное предназначение которого заключается в одноразовом удовлетворении человеческих и производственных нужд. Интеллектуальная услуга не может употребляться многократно, она является частью интеллектуального дела, которое включает в себя сбор, анализ, обработку и передачу необходимой субъекту информации.

Индивидуализированный характер интеллектуальной услуги является ее главной особенностью. Как справедливо заметили В.Л. Макаров и Г.Б. Клейнер, «основной процесс в мировой экономике – это тиражирование стандартной продукции в нужном для потребления количестве» [6]. В постинформационной мировой экономике вопросы тиражирования продукции будут решаться на базе компьютеризированных производств. Создание же нестандартных товаров и производств, позволяющих удовлетворять индивидуальные потребности, взойдет в ранг экономических проблем. Экономика тиражирования перетечет в экономику индивидуализированную, инновационную.

Индустриальная экономика базируется на недиверсифицированном спросе, который опирается на стандарт потребления: «Я живу обеспеченно, если обладаю тем же, что и другие». Такому спросу отвечает соответствующее предложение: «Я зарабатываю достаточно, если умею работать не хуже других»[6]. Конкуренция в сфере индустриальной экономики заключается в способности производить стандартную продукцию по низкой цене. Соответственно, основными стали технологии, обеспечивающие положительную отдачу от масштаба.

Постиндустриальная экономическая система опирается на следующую установку: «Я живу в достатке, если обладаю тем, чего нет у других». Спрос в этом случае называется диверсифицированным. Производитель отвечает на такой спрос симметрично: «Я работаю хорошо, если делаю то, что не умеет никто другой». В четвертичном секторе экономики диверсифицированный спрос является правилом. Именно диверсификация спроса обеспечивает рост потребности в интеллектуальных услугах. Диверсификация спроса говорит о стремлении потребителя к качественно новому уровню потребления.

Диверсифицированный спрос позволяет ученых говорить о наступлении экономики потребления или экономики спроса, которая противопоставляется экономике предложения (экономике массового спроса).

Интеллектуальная услуга изготавливается под конкретного заказчика, а поэтому можно утверждать, что спрос на «вторую копию» применительно к таким услугам равен нулю.

Так, ни один разумный хозяйствующий субъект, не купит аудиторское заключение, изготовленное путем изучения производственной деятельности другого хозяйствующего субъекта[7].

Интеллектуальная услуга не может быть типовой, поскольку ее невозможно оказать без изучения особенностей конкретного заказчика. Услуга представляет собой «знаниеёмкий» процесс, а поэтому не может быть произведена последовательностью заранее известных действий.

Четвертичный сектор, в отличие от других секторов экономики, характеризуется высокой долей добавленной стоимости в выручке.

Добавленная стоимость – это сумма выручки, за вычетом издержек на сырье и материалы. В четвертичном секторе затраты на сырье и материалы минимальны, и заключаются они, как правило, в офисных издержках.

Человеческий капитал – это главный элемент в производстве интеллектуальных услуг. Человеческие познания превращаются здесь в основной ресурс, которые и обеспечивают непрерывное создание новой продукции[7].

Для производства интеллектуальных услуг необходим высококвалифицированный труд, ресурс редкий, а потому и дорогостоящий, что предполагает высокие расходы на оплату труда.

«Человеческий ресурс» в контексте его понимания в сфере рассматриваемой деятельности не исчерпывается наёмным трудом. Учредителям корпораций в секторе интеллектуальных услуг также необходимы знания и высокая квалификация.

Капитальные ресурсы в функционировании четвертичного сектора играют незначительную роль. Для создания интеллектуальных услуг в чистом виде максимум нужными становятся офисные помещения и компьютеры.

Необходимо также заметить, что у производителей интеллектуальных услуг норма замещения человеческого ресурса материальным, равна нулю. Это означает, что одного продуктивного работника никак нельзя заменить никаким количеством техники.

Фактор информации, предложенный нобелевским лауреатом Робертом Лукасом, в создании интеллектуальных услуг обладает ключевой ролью, без которого производство в четвертичном секторе просто невозможно.

Обладая полной информацией о заказчике, исполнитель может оказать интеллектуальную услугу, адаптированную к индивидуальным запросам клиента, что маловероятно в принципе, поскольку знать абсолютно все относительно независимого субъекта невозможно.

П. ДенХертог указывает, что потребление и производство интеллектуальных услуг неотделимы друг от друга, поскольку сама природа услуг диктует необходимость хорошего знания конкретного потребителя[8].

В результате чего, заказчик становится «сопроизводителем» услуги, предоставляя для ее производства важнейший ресурс – информационный.

В производстве интеллектуальной услуги участвуют два лица: лицо, оказывающее услугу, посредством применения своих знаний, и потребитель услуги, обеспечивающий исполнителя необходимой информацией. Этот процесс исследователями называется «интеграция внешнего ресурса»[9].

«Знания, применяемые в секторе знаниеемких услуг, проникают в традиционные отрасли экономики, резко увеличивая их эффективность и превращая их в элементы новой экономики»[7].

В первичном, вторичном и третичном секторах экономики потребители продукции формируют спрос на товары и услуги, принимая во внимание при этом только свои потребности и бюджетные возможности.

В секторе интеллектуальных услуг на процесс потребления каждый желающий просто не способен. «Знаниеёмкость услуги» предполагает умение и возможность применять полученные знания, а поэтому не каждый заказчик, которому оказана услуга, способен применить полученную услугу в рамках своей деятельности.

В секторе интеллектуальных услуг присутствие потребности в услуге еще не делает экономического субъекта представителем спроса. Спрос есть ни что иное, как единство желания и возможности. «Возможность» в традиционных секторах экономики ассоциируется с платежеспособностью. В четвертичном секторе «возможность» ограничивается способностью к осознанию и применению полученных знаний.

Для возникновения спроса на рынке интеллектуальных услуг надобно сочетание всех трех факторов: «потребности», «платежеспособности» и «способности к восприятию»[7].

Производство интеллектуальных услуг носит единичный характер, то есть услуга изготавливается в одном экземпляре под индивидуального заказчика, а поэтому объем выпуска любой услуги равен единице.

Установить количество необходимых для единицы выпуска продукции факторов производства невозможно, поскольку все единицы разные.Для производства одной единицы услуги потребуется значительное количество ресурсов, а для другой, значительноих меньше. Например, нельзя утверждать, что присутствуя какое-то определенное время за компьютером, специалист выработает единицу услуги. В таком случае, даже однотипные услуги (например, юридические консультации по одинаковым вопросам) потребуют затратить разное количество одних и тех же ресурсов. Данная ситуация характеризуется как неопределенность издержек, которые необходимы для производства единицы выпускаемой услуги.

Поскольку четвертичный сектор практически не создает однотипной продукции, то в нем отсутствует система твердо установленных цен, чем он и отличается от других секторов экономики, в которых цены твердо фиксируются. Цена в четвертичном секторе воцаряется преимущественно в индивидуальном порядке. Например, если анализировать цену, указанную на сайтах компаний, то чаще всего можно встретить такую фразу: «Цена договорная»[7].

Цена в четвертичном секторе формируется сознательно для каждой единицы выпуска, а поэтому такая цена обладает только нижним пределом; верхнего же предела в цене практически нет.

В секторе интеллектуальных услуг представлен довольно широкий интервал цен, а поэтому цена выступает здесь олицетворением классического рыночного ценообразования, то есть формируется она в процессе непосредственного торга покупателя и продавца.

Таким образом, интеллектуальную услугу характеризуют следующие признаки:

инновационные экономические субъекты являются преимущественными потребителями интеллектуальных услуг;

продукт сектора интеллектуальных услуг является совершенно индивидуальным;

«сопроизводителем» услуги является ее заказчик;

потребитель услуги должен быть способен применить оказанную ему услугу;

высококвалифицированный человеческий труд создает основную часть добавленной стоимости в производстве услуг;

в стоимости услуг высока доля добавленной стоимости.

Корпорации, осуществляющие свою деятельность в четвертичном секторе экономики, реализуют две сугубо значимые задачи:

распространяют, а также адаптируют к конкретной индивидуальной ситуации новые знания и технологии;

производят новые знания[10].

К настоящему моменту накоплен достаточно большой объем информации о развитии сектора интеллектуальных услуг, однако единой концепции осмысления указанного сектора учеными до сих пор не выработано.

[1]Almus M., Egeln J., Engel D. DeterninatenregionalerUntershiede in der Grun- dungs-haufigkeitwissensintensiverDientsleister // Jahrbuch fьr Regionalwis-senschaft. 2001. No 21. S. 25–51.

[2]Aghion P., Howitt P. A Model of Growth through Creative Destruction // Econometrica. 1992.Vol. 60. P. 323–351.

[3] Кузьминов Я.И. и др. Россия: Формирование институтов новой экономики. Тезисы. М.: Изд-воГУ-ВШЭ, 2003.

[4]Machlup F. The Production and Distribution of Knowledge in the United States.Princeton: Princeton University Press, 1962.

[5] Программа фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2013 г. совместно с исследовательским холдингом «Ромир». Мониторинг сектора интеллектуальных услуг в России».

[6]Макаров В.Л., Клейнер Г.Б. Микроэкономика знаний. М.: Изд-во «Экономика», 2007. С – 42.

[7] Яковлев А.А. Интеллектуальный потенциал России и экономический рост. http://ecsocman.edu.ru/db/msg/151828. 2004.

[8]Bilderbeek R., Hertog P. den. Technology-based Knowledge-intensive Business Services in the Netherlands: Their Significance as a Driving Force Behind Know-ledge-driven Innovation // VierteljahrsheftezurWirtschaftsforschung. 1998.Vol. 67. No 2. P. 126–138.

[9] Mark V., Camarinha-Matos L.M., Afsarmanesh H. Knowledge and Technology In-tegration in Production and Services: Balancing Knowledge and Technology in Product and Ser-vice Life Cycle // IFIP TC5/WG5.3 Fifth IFIP/IEEE International Conference on Information Technology for Balanced Automation Systems in Manufacturing and Services (BASYS’02), September 25–27, 2002. Cancun; Mexico, 2002.

[10]Bessant J., Rush H. Building Bridges for Innovation: The Role of Consultants in Technology Transfer // Research Policy. 1995. Vol. 24. P. 97–114.

No Comments

Sorry, the comment form is closed at this time.